В небе над морем

253
Фото из личного альбома семьи ветерана.

Нам, ныне живущим, очень важно сохранить в памяти грядущих поколений подвиг русского солдата в Великой Отечественной войне.

В эти дни мы с особым уважением говорим о ветеранах, тружениках тыла. Сегодня хотелось бы рассказать о героическом прошлом ещё одного нашего земляка, ветерана Великой Отечественной войны Михаила Алексеевича Гейченко.

В преддверии праздника мы встретились с его дочерью Аллой Михайловной Лукьяненко, которая и поделилась с нашим изданием биографией своего отца.
В семье ветерана бережно хранится каждая мелочь, связанная с его героическим прошлым. На видном месте висит портрет, который в предыдущие годы в руках уже внуков и правнуков проходил в составе колонны «Бессмертного полка». Аккуратно сложены многочисленные медали, разложены удостоверения, военный билет, фотографии, вырезки из газет, наградные листы…
Тяжело было нашей собеседнице рассказывать, боль потери не оставляет её по сей день. Во время общения то и дело приходилось выдерживать паузу, затем продолжали вновь.

Ещё до фронта Михаил Алексеевич окончил аэроклуб, служил в армии лётчиком, демобилизовался. И уже перед самой Великой Отечественной, в мае сорок первого, он был призван опять и уже до окончания войны воевал в качестве лётчика-истребителя. В ноябре 1941 года его часть базировалась на Мысхако, на легендарной «Малой земле». На этом клочке суши была одна неширокая взлётно-посадочная бетонированная полоска. Отсюда и поднимались наши самолёты для боевого сопровождения штурмовиков и бомбардировщиков или для охраны кораблей.

14 апреля 1942 года командир звена Михаил Гейченко барражировал над портом Новороссийска. Здесь и начался тот памятный воздушный бой. К морской базе воровски пробирались два немецких бомбардировщика в сопровождении четырёх «мессеров» и двух «фокке-вульфов». Четвёрка наших истребителей вступила в неравный бой. Закрутилась воздушная карусель. Наши старались сбить бомбардировщики или не дать им прорваться к порту, а сбросить бомбовый груз в море. Это удалось. Один стервятник рухнул в море, загорелся и пошёл вниз. Но и истребитель Михаила Гейченко был подбит, сам же лётчик получил пулевое ранение в правую ногу. Самолёт стал неуправляемым. Михаил с трудом открыл кабину и покинул падающую машину. Это было километров в 30-ти от берега. Приземлившись, раненый лётчик освободился от парашюта. Особый жилет (в ту пору называли его «капка») автоматически наполнился воздухом. Затем Гейченко подобрал дежуривший катер. Недолгое лечение в госпитале, и снова воздушная стихия.

Много интересного рассказывал ветеран своим родным. В 1942 году не хватало самолётов. Лётчики даже подумали «податься» в партизаны. И действительно: 11 лётчиков в эскадрилье, а самолётов – всего два. Но силы с каждым месяцем, с каждым годом росли и крепли, мужали авиация и её личный состав. О мастерстве, мужестве наших лётчиков говорит такой случай, рассказанный Михаилом Алексеевичем много лет назад нашей газете (тогда ещё «Знамя Ленина»).

В 1943 году в Краснодаре базировался немецкий авиаполк под романтическим названием «Букет роз». Лётчики его по званию были не ниже майора, асы. У них за плечами имелся немалый опыт воздушных боёв во Франции, в других европейских странах, порабощённых Гитлером. Но наши молодые летчики и этих асов стали кромсать. Однажды лётчик Васильев из звена Михаила Гейченко на виду у всего лётного подразделения вёл воздушный бой с одним таким асом из «Букета роз» и вышел победителем. Когда он увидел Васильева, то никак не мог поверить, что сбил его этот небольшого роста щуплый старший лейтенант. Но когда Васильев взял макеты двух самолётов помахал ими перед носом немца, все перипетии воздушного боя, ас протянул руку ему, но тот повернулся и ушёл.

– Уже в 1944 году, – говорит Михаил Алексеевич, – мы имели полное превосходство в воздухе. В нашей части было по два-три самолёта на лётчика. И каких истребителей!
За время войны лётчик Михаил Алексеевич Гейченко лично и в групповых боях сбил девять самолётов. Грудь отважного пилота украсили ордена Красного Знамени. Он сам был ещё раз сбит, ещё дважды ранен. До самой смерти в руке «сидели» три осколка разрывной пули.

В мирное время как-то Михаил обращался к опытному хирургу. Осмотрев, ощупав предплечье, он сказал: «Они (осколки) уже «прижились», беспокоить их не надо». Так наш ветеран и умер, не извлекши их.

Вот коротко сказ ещё об одном герое войны. Кто бы мог подумать, что у скромного бухгалтера-экономиста такая боевая биография. Подобные истории – у каждого участника той героической эпопеи, что 78 лет назад пронеслась по нашей планете.
В наших сердцах вечно будут жить память о тех, кто на своих плечах вынесли всю тяжесть войны и погибли в боях за Родину смертью храбрых.