Из когорты героев

0
216

Нашу Победу в Великой Отечественной войне определил подвиг миллионов солдат и офицеров, тружеников тыла. Порой неприметных, скромных в обычной жизни. Но ставших настоящими героями на полях сражений, проявивших удивительное мужество, стойкость, не ведавших страха перед врагом. В этом ряду свое достойное место занимает имя нашего земляка, уроженца станицы Старощербиновской Алексея Саввича Ярошевича.

Война застала Алексея Ярошевича в самом начале службы на транспортном судне Черноморского флота «Молдавия». Сорок два рейса совершило оно за первые два месяца военных действий. Под вой бомб, под грохот орудий, во вспенивающемся от взрывов море «Молдавия» пробивалась к осажденным берегам Крыма, чтобы помочь гарнизону Севастополя снарядами и хлебом, в Одессу, чтобы вывезти раненых бойцов и командиров. Среди тех, кто спасал моряков с тонущих судов, кто доставлял с берега раненых, был и главстаршина Алексей Ярошевич.
14 сентября 1941 года «Молдавия» отправилась в опасный сорок третий рейс. Курс – из Одессы к Тендровской косе. Приказ – вывезти оставшихся раненых. И вот уже в каютах, кубриках, отсеках, на палубе все заполнено перевязанными людьми, многие из которых не в состоянии двигаться. «Молдавия» торопилась покинуть опасную зону.
День без бомбежки, в спокойном море – и в глазах раненых надежда, уверенность: живы, выбрались из ада. Диск солнца вот-вот должен был исчезнуть за горизонтом, как вдруг все увидели в небе приближающиеся бомбардировщики. Их было девятнадцать. На крыльях – зловещая свастика.
Бомбы подняли рядом водяные смерчи. Замолчало поврежденное машинное отделение. Через пробоины хлынула в кубрики вода. Судно получило тяжелые повреждения, было выброшено на берег и сгорело.
Привязав себя к обломку мачты, боролся с волнами Ярошевич. Ночь, день, еще ночь и день. Что было потом, он не помнил. Очнулся в госпитале. Он лежал на койке и подолгу глядел в одну точку, о чем-то сосредоточенно думал. Единственными словами были: «Когда в строй?». «Спортсмены быстро встают на ноги», — успокаивал врач.
Ярошевич замыкался в себе, заставляя терпеть и боль, и ожидание. Наконец наступил для него час, когда медкомиссия признала: здоров!
По выходе из госпиталя главстаршину Ярошевича зачислили в морскую пехоту. Определили в группу разведчиков за его выносливость, выдержку, воинское умение, оперативность и тактическое мастерство.
Летом 1942 года бригада в числе других соединений получила приказ – задержать врага, рвущегося к Сталинграду. Задержать на том самом направлении, которое для фронта было наиболее опасным. Под обжигающим степным солнцем на берегу Волги звучала клятва моряков: стоять насмерть. Бой приняли у станицы Нижне-Чирская. Вначале – бомбежка, потом танковая атака врага, затем наступление пехоты. Больше двух суток держали оборону моряки. Атаки становились все яростнее. Шли и шли танки. Погибали рядом с Алексеем боевые товарищи. Настал его черед не пропустить врага. В занемевшей руке – связка гранат. И тут разорвавшийся вблизи вражеский снаряд подкосил осколками. Сапоги наполнились кровью, а тем временем грохочущая махина надвигалась прямо на него. Собрав силы, Алексей поднялся и бросил связку гранат под гусеницы танка. Взрыва он уже не увидел – потерял сознание от боли. Потом, после боя, товарищи разыскали его в присыпанном землей окопе и доставили к своим. И вновь – госпиталь. Гангрена обеих ног. К концу 1943-го, через год, Ярошевич вышел на костылях за порог госпиталя. В глазах окружающих читались сострадание и сочувствие к нему. Но и уважение тоже при виде его боевых наград на гимнастерке – ордена Отечественной войны, медалей «За оборону Одессы», «За оборону Сталинграда». Он честно выполнил свой воинский долг.
В мирное время, когда в наш дом пришла Победа, Алексей Ярошевич снова оказался на «передовой». Личной победой для него стало преодоление. Сначала учился ходить, превозмогая боль, привыкая. Затем нашел свое место в любимом спорте, много лет работал методистом по физической культуре, отдавал себя этому делу всецело. Оставался самим собой – энергичным, целеустремленным, примером для всех, кто его знал. Он прошел такую закалку на полях сражений, что никакое испытание не могло сломить его волю к жизни.
Алексей Ярошевич остается в памяти потомков, своих земляков. Таких, как он, принято называть когортой победителей.

0

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here