«Я вернусь, ты только жди…»

0
102

Уважаемые читатели!
Приближается знаменательная дата отечественной истории – 75-летие Великой Победы. Ей будут посвящены публикации «Щербиновского курьера», и мы надеемся на то, что соавторами многих из них станут подписчики нашего издания. Зная, как бережно хранятся в семьях щербиновцев архивные документы и фото предков, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны, работавших в тылу, обращаемся к читателям с просьбой присылать ваши рассказы, свидетельства нашей общей истории в редакцию. Они обязательно найдут свое достойное место на страницах нашего издания, лягут в копилку памяти о подвиге народа в Великой Отечественной войне.

Война… Жестокое испытание для людей, с горьким привкусом земли, запахом гари и дымом от снарядов. Искалечившая судьбы миллионов соотечественников, она навсегда останется в нашей памяти глубокой раной. Великая Отечественная – такая далекая, минуло уже 75 лет, но близкая, когда прикасаешься к прошлому сердцем.

«Здравствуйте, папа, мама и сестренка Тамара, сообщаю, что жив-здоров, чего и вам желаю…».
Так начиналось каждое письмо юного бойца Анатолия Сидоренко с фронта домой. Шла Великая Отечественная война, и он, коренной щербиновец, потомок казаков, не мог оставаться равнодушным, когда немцы хозяйничали на нашей земле. Как многие его ровесники, отправился защищать Отчизну.
1944-й. Анатолий, сын Андрея Макаровича и Анастасии Порфирьевны Сидоренко, призванный в ряды Красной Армии, полон сил и готовности, как он сам пишет в одном из своих писем, громить врага.
«Здравствуйте, папа, мама и сестра Тамара. Сообщаю, что возвращаюсь со стажировки. Сейчас нахожусь на станции Прохладная и пишу вам письмо. Жизнь протекала в Нальчике очень хорошо, что даже все дни будто пролетели. Чувствую себя прекрасно, не беспокойтесь. Письма пишите теперь на Орджоникидзе. Поучился немного, а затем зачеты. Потом кто куда, а я – на Берлин…».
Война в жизни молодого человека, как и сотен тысяч солдат, стала судьбоносной. За то время, что было отмерено Анатолию, он с еще большей силой любил необъятную Родину, понял ценность дружбы и тепла родительского дома.
«Здравствуйте, папа, мама, сестра Тамара. Сообщаю, что пока жив-здоров, чего и вам желаю. Я вам бил телеграмму из Тихорецка, чтобы выехали в Батайск. Не знаю, приезжала ли мама, но я там находился только сутки (а предполагалось трое), видел Гришку Сергеева, что работал у нас в военкомате, передавал вам с ним привет. Сейчас пишу из Воронежа, дальше еду на Москву, а затем, проламывая путь, движусь на Варшаву. Жаль, что не пришлось увидеться… Привет всем соседям и знакомым, а Анатолию Сысоеву передайте, что мы с Григорием Михайловичем возвратимся живы и здоровы. Духом не падайте, убирайте урожай, а мы прикончим немца: живы будем – вина не хватит…».
Дух захватывает, когда читаешь эти письма из прошлого. Будто и не было десятилетий, а человек, писавший послания, – простой сельский парень с соседней улицы. Такие же интересы, заботы, переживания за домашнее хозяйство, близких и знакомых. Фронтовые треугольники чудом уцелели, их бережно хранят родственники бойца, теперь уже его племянники и внучатые племянники, ведь своей семьи ему создать было не суждено.
«Здравствуй, сестренка Тамара! Прими от своего брата пламенный офицерский привет. Я жив-здоров, чего и тебе желаю. Нахожусь еще в пути, но до места уже недалеко, скоро буду громить фрицев.
Тамара, мог бы – прислал хороший подарок, но в пути, наверное, не принимают. Бумаги разной очень много дешево, еще есть такая, как нам дядя Никита писал письма. В общем, всего много, смотрю и вспоминаю, что тебе пригодилось бы, а папе табачку заграничного, тоже ни почем. Картофель мешок пудов на шесть – 70 рублей. Правда, жиры и хлеб – дорого. Еду в город Вильно…».
Каждый шаг, изменение места нахождения Толя описывал в многочисленных весточках папе, маме и сестре, делился впечатлениями от видов городов по пути следования к месту боевых действий.
«Здравствуйте, дорогие родители, папа, мама и сестренка Тамара. Сообщаю вам, что жив-здоров, чего и вам желаю. Вот будет скоро месяц, как я в дороге. Сейчас нахожусь в Минске, ночевал у одной хозяйки и задумал вам написать письмо, хотя и открытки отправлял. Ехать будем еще суток пять, а затем уже и Вильно.
За меня не беспокойтесь, через месяц буду бить немцев. Им сейчас такой жизни дают, что они уже не знают, куда деваться. Едем пока все вместе, как и вначале. Земляков нет, только из Тихорецка, Есенки и других наших мест ребят много.
Вот приезжайте в Белоруссию за картофелем: ведро – 10 рублей и спичками – 3 рубля за пачку. Насчет продуктов дороговато, не то, что мы проезжали Украину: там дешевле. В общем, не горюйте. Живы будем – не помрем. Привет всем соседям, знакомым мне девушкам и ребятам».
Действительно, успех на фронтах вселял в наши войска боевой дух, дарил веру в победу над врагом. Еще в результате весенне-зимних боев 1943-1944 годов советские войска частично вклинились в глубину вражеской обороны, захватили ряд выгодных позиций к северо-западу и юго-востоку от Витебска, создав тем самым охватывающее положение для витебского плацдарма. Ликвидация группировки противника была возложена на войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов. В течение пяти дней было достигнуто полное окружение и уничтожение пяти вражеских дивизий.
Последнее письмо, попавшее к нам, датировано пятым августа 1944 года. До зловещего дня оставалось девять суток.
«Здравствуйте, дорогие родители, папа, мама и сестренка Тамара. Сообщаю, что жив-здоров, чего и вам желаю. До места доехал благополучно, в дороге находился 25 дней. Сейчас приступаем к занятиям, а когда потребуется, пойдем громить врага.
Нахожусь там, где писал, так что далеко от дома. Писем вам в дороге отправил много, не знаю, получали ли. Мне отвечайте чаще, рассказывайте, как убрали урожай, и обо всем, обо всем. Сообщите мой адрес Вите, Шуре, Вале. Поживу здесь, напишу больше. Целую вас крепко, крепко. Привет соседям и родным».
Июль 1944-го. Анатолий Сидоренко, гвардии младший лейтенант, вместе с сослуживцами прибыл на линию фронта, проходившую по территории Литовской ССР.
Из журнала боевых действий 91-й Гвардейской Краснознаменной Духовщинской дивизии за июль:
«14 июля 1944 года. В 9.00 противник предпринял контратаку против 277-го гвардейского стрелкового полка силою до 60 человек с направления леса северо-западнее Пуща на Лукьяны. Нападение было отбито.
В 9.30 противник открыл сильный артминометный огонь из двух артиллерийских и двух минометных батарей и ввел в действие пять самоходных орудий.
В 11.45 рота противника, пройдя из района Пуща через Ожорайце и лес, перерезала дорогу на Лукьяны, Гурштаны, пытаясь окружить полк. Открыв ураганный ружейно-пулеметный и автоматный огонь, начал атаку на Лукьяны с юга, на район расположения штаба полка. Для отражения атаки противника группа связных штаба полка, связистов и артиллеристов под ко-мандой ПНШ-1 гвардии старшего лейтенанта Гараничева перешла в контратаку, сбила противника и обратила его в бегство.
В 13.15 противник силою до 150 человек при огневой поддержке двух артбатарей, двух минбатарей и трех самоходных орудий предпринял третью контратаку против 277-го гвардейского стрелкового полка на Лукьяны с направления леса северо-западнее Пуща. После огневого боя, в котором участвовал весь личный состав первого батальона и штаб полка, мы понесли большие потери, в том числе был убит командир первого батальона гвардии капитан Валов, ранены его заместители по строевой и политчасти, старший адъютант, начальник связи полка, командир роты связи полка, командир роты связи, уполномоченный отделения контрразведки «Смерш» и выведен из строя весь офицерский состав батальона. Остальные были вынуждены временно отойти…
В итоге дневного боя противник потерял до 100 человек убитыми и ранеными, подбито одно само-ходное орудие.
Полк потерял до 20 человек убитыми и ранеными. Во время боев с 13 по 15 июля 1944 года части дивизии имеют недостаточное количество боеприпасов – снарядов, мин, патронов для ППШ. Артиллерия и минометы ведут огонь только при отражении контратак противника. Недостаток боеприпасов не дает возможность вести огонь на уничтожение и подавление огневых точек противника».
В этот день в бою за Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, погиб Анатолий Андреевич Сидоренко, ему было 19 лет. Позже его родным придет похоронка, в которой будет указано место захоронения бойца – с отданием воинских почестей он был похоронен под деревней Потетуви Роуданской волости Роспянского уезда Ковенской губернии Литовской ССР.
Июль 44-го выдался для войск 1-го Прибалтийского фронта горячим. Немцы ежедневно проводили контратаки. Только к концу месяца наши силы выбили противника и освободили 29 населенных пунктов.
«…Возвратимся живы и здоровы. Духом не падайте, убирайте урожай, а мы прикончим немца», – успокаивал молодой человек в письмах родных, так и не дождавшихся его. Мечты Анатолия Сидоренко о том, что наступит мир, сбылись. Он погиб не зря. Благодаря самопожертвованию, мужеству и любви к Родине таких же солдат страна выстояла, восстала из пепла.
В сердцах их близких сыновья и дочери, братья и сестры, не вернувшиеся с войны, навсегда останутся простыми девчонками и мальчишками, какими они уходили на фронт. А память о них, проявленном героизме во имя Победы пронесут поколения и будут хранить, как берегут ее в семье Анатолия, его незнакомые, но родные потомки.

Благодарим Надежду Кутовую, племянницу Анатолия Андреевича Сидоренко, дочь его любимой сестры Тамары, к которой он обращался в каждом письме с фронта, за предоставленные документы и фотографию из семейного архива.

Последнее письмо гвардии младшего лейтенанта Анатолия Сидоренко датировано пятым августа 1944 года. Он погиб через девять дней.

3+

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here