Кущевская атака – потомки помнят

0
56
kazaki4_600

Летом 1942 года на Кубани и Дону было жарко. Над степными дорогами стояло облако пыли. Молча, угрюмо отходили советские части под натиском фашистов. Уже оставлен город Ростов-на-Дону. Главный удар фашистов был именно здесь, на юге. Немцы шли на Кубань, богатую хлебом, мясом и стремились на Кавказ за нефтью. Тонкая голубая линия реки Еи на полевой карте немецкого командования была ориентиром: за ней начинается Кубань. Для казаков же эта небольшая степная река стала рубиконом, через который враг не должен пройти. Но кто же встанет за малую родину, за родную Кубань, когда все мужское население старше 18 лет и моложе 50 уже призвано на защиту Родины? Наспех советским командованием сформированы конные сотни из дедов и юнцов и названы старым забытым названием казачий кавалерийский полк, который впоследствии станет легендарным 4-м гвардейским кубанским казачьим кавалерийским корпусом.


Kazaki1_600В то жаркое лето в станице Кущевской еще стояли в ожидании беды неубранные хлеба, росла кукуруза. В этих-то кукурузных полях и пряталась в ожидании атаки казачья конница. Да-да, именно конница, кони и казаки с дедовскими чудом уцелевшими шашками. А впереди – немецкие танки. Против двух сабельных казачьих полков за подготовленной ранее линией обороны располагались 101-я горно-стрелковая дивизия «Зеленая роза» и два полка СС. Против одного артиллерийского дивизиона казаков были выставлены 12 пушек и 15 батарей немцев… Ранним утром 2 августа половину расстояния до противника казачьи лавы прошли шагом, половину оставшегося пути покрыли рысью, и лишь когда чужие траншеи стали видны невооруженным глазом, лавы перешли на галоп. Их не могло остановить ничто: ни орудийный и минометный огонь, ни очереди пулеметов и автоматов. Распахнув на двухкилометровом участке ворота в немецкий тыл, казаки хлынули в них и продвинулись на двенадцать километров в глубину. Через три часа, когда они возвращались на исходные позиции, за их спинами остались лежать пять тысяч фашистских трупов, изрубленных, нашпигованных свинцом, втоптанных в землю копытами. Вот где пригодилась казачья джигитовка! С бутылкой зажигательной смеси в руке казаки на конях догоняли немецкие танки, успевали на ходу вскочить на броню, поджечь танк и спрыгнуть на своего коня, прежде чем взорвется железный конь фашиста. Это потом про них скажут в советских газетах: «Воевать, как воюют казаки». Немцы, может, впервые умылись своей кровью в полном смысле этого слова.
«Все, что я слыхал о казаках времен войны 1914 года, бледнеет перед теми ужасами, которые мы испытываем при встрече с казаками теперь. Одно воспоминание о казачьей атаке повергает меня в ужас и заставляет дрожать. По ночам меня преследуют кошмары. Казаки – это вихрь, который сметает на своем пути все препятствия и преграды. Мы боимся казаков, как возмездия всевышнего», – писал домой в письме немецкий солдат Альфред Курц, позже зарубленный казаками, «Передо мной – казаки. Они нагнали на моих солдат такой смертельный страх, что я не могу продвигаться дальше», – сообщал своему начальнику фашистский полковник, участник боев под станицей Шкуринской.
В память об этой атаке, вошедшей в людскую память как «Кущевская», казаки нашего района совершили пятидневный конный переход из станицы Новощербиновской в станицу Кущевская. Как и в то далекое лето по неимоверной жаре вышли в степь казаки, чтобы почтить память своих предков и их легендарный подвиг. Как и тогда, в далеком 42-м, когда в бой шел и млад, и стар, рядом с молодым новощербиновским казаком Геннадием Акульшиным, которому за день до похода исполнилось 18 лет, в седле на коне ехал, назначенный на этот переход походным атаманом, атаман станицы Старощербиновской я, Игорь Веревкин, которому недавно сравнялось 46 лет. Так рядом шли, покрывая в день свыше 50 километров по родным кубанским полям, романтический порыв юности и степенная зрелая мудрость. Нужно назвать поименно всех участников этого похода. Хочется отметить Сергея Орленко и поблагодарить его за любовь к лошадям и профессиональные навыки в их управлении, Александра Шкрябунова – как опытного наездника и хорошего товарища, и мужественного Артема Шевякова, который со сбитыми от верховой езды ногами с честью выдержал весь поход. Отдельное спасибо атаману станицы Новощербиновской Александру Акульшину за нелегкий труд снабжения на весь период похода провиантом казаков и фуражом лошадей. Спасибо районному атаману Евгению Дорошенко за организацию и руководство конным переходом, настоятелю Новощербиновского храма отцу Николаю, благословление которого сопровождало казаков весь их нелегкий путь.
Хочется также адресовать благодарность всем казакам и атаманам станиц Староминской, Канеловской, Шкуринской, Кущевской, хутора Ейского за теплый прием, за хлеб-соль и казачье гостеприимство. Спасибо казакам-фермерам и главе станицы Новощербиновской Сергею Андреевичу Шульге за теплую встречу по возвращению казаков из похода. Спасибо жителям станицы Новощербиновской, давшим своих собственных коней в этот поход.
1 августа на поле казачьей славы под станицей Кущевской был многолюдный митинг, были ветераны, детвора из казачьих классов, организована полевая кухня, пели военные и казачьи песни под гармошку. И пусть знают все, и пусть слышат все, что еще есть казаки. И нам от наших дедов досталась не только казачья кровь, но и вместе с ней святая любовь к родному краю и лютая ненависть к врагу.
Слава Кубани! Слава героям!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here