Гордиенко Людмила

0
52

***
Чайник в который раз закипел и остыл…
Странная лёгкость – короткие волосы на затылке.
Я говорю :”Ты не был таким пустым.” –
Досадливо отмахнёшься. Я протираю вилки.
Мне так хотелось верить, что ты другой –
до исступления всякий раз, до подрёберной ломоты.
Если спираль распрямляется – это правильно или сбой?
Если ты отмахнулся – точно ли это ты?
“Спрячь, -говоришь, – пожалуйста, чёртовы эти вилки.
Кажется, ты их точишь – вон, даже искры сверкают.”
Я промолчу. Мне страшно до дрожи в поджилках:
вдруг ты заметишь, как некрасиво глаза намокают.
Кухня – как небо, вокруг только пар и дым.
Чайник свистит, в который раз закипая…
И ты говоришь, в кольцо из рук заключая:
“Я никогда еще не был таким живым…”

***
24 года. Тугой живот.
Врачи удивляются: “Надо же, сохранила.”
Не слушаю никого, во мне ведь счастье растёт.
И ради него преумножаются силы.

Последний майский четверг. Шумит за окном гроза.
Страшно до жути! Боль пополам разломила…
“-Мамочка, что ты, ну-ка, открой глаза!
Ты миру сегодня богатыря подарила!”

Ох, господи… Вот он – мой палец зажав в кулачок,
затих на груди с неподсохшей ещё пуповиной.
“Здравствуй, – шепчу я сквозь слёзы, – здравствуй, сынок…”
Люди, услышьте! Я стала мамою сына!

Есть поговорка: “Чужие быстро растут” –
Но и свои вырастают слишком порой стремительно.
5 миллионов и 300 тысяч минут –
10 чудесных лет – радостных, упоительных.

Наша победа – наш маленький юбилей.
Мы одолели болезни, страхи, всё было.
Дом наш распахнут для близких и для друзей.
В каждой улыбке сына я чЕрпаю силы.

Пока я жива, хожу по этой земле,
Руки свои подставлю, от всякой беды укрою.
Ради тебя, сыночек, солнце зажгу во мгле.
Спасибо Судьбе, что меня наградила тобою.

СТИХИ
Надену бусы,сделаю лишь вдох.
На выдохе – летит стихотворенье,
Смятенных строчек вновь переполох
Приходит в душу,селит в ней сомненья.
Я крашу губы,ну а строки на листах
Огнём стихов раскрасят вдруг бумагу.
И я замру с карандашом в руках,
И правлю строчки – каждую по шагу.
Иду,и по пути шепчу стихи,
Сжигая в шёпоте растянутое время.
Быть может,мне за них простят грехи?
А может, новое они возложат бремя?
Летят стихи,расправив два крыла,
Подобно птицам,к звёздам и планетам.
И станет ночь,как облако, бела,
пронзённая летящим,лёгким светом…

***
Когда мой голос свернётся клубком
под твоей прохладной рукой,
в твоей ладони мой будет дом,
плывущий над чёрной водой.
В твоей ладони качаются сны,
дескать, любой бери .
Но если мы не дождёмся весны,
никто нас не укорит.
Об этом думать – ну что ты, нет.
От грусти себя отучи.
На этой лучшей из всех планет,
у нас друг от друга ключи.

Дай ладошку…
Дай ладошку – проведу по линии
из-под пальчиков до самого запястья.
Никому не верь – рисую длинную
линию доверия и счастья.
Вот какая – видишь,не кончается,
значит, расставания не будет.
Ну о чём же нам тогда печалиться,
если мы друг друга не разлюбим?
Дай ладошку – бережно целую
и в своих ладонях отогрею…
Кто же радость подарил такую,
от которой в животе немеет?…

То, что есть
Я не знаю на ощупь твои ладони.
Ты не знаешь, как зябко моим плечам.
Но то, что есть, – такое бездонное,
что я ни с кем не могу молчать.
Кем и когда друг другу мы посланы?
Кто и когда разрешил любить?
Но то, что есть, – точечной россыпью
сплетает память и нас хранит.
Мне без тебя – тоску неистовую
носить, как камень, в своей груди.
Мне без тебя ни за что не выстоять.
Мне от тебя никуда не уйти.
И вдруг разбавит солнце густые сумерки.
ОслEпит вдруг – что влага в глаза.
Такая нежность внутри безумная…
Такое счастье – не описать.

***
Когда до зуда хочется писать,
То я пишу о зряшном и неважном:
О том, что все изменится однажды,
О том, что я хочу все время спать.
Порою носишь строчку целый день,
И так ее, и этак примеряя:
Ну вот куда сгодилась бы такая?
Слова в нее бросаешь, как в мишень.
Из этой строчки – ломкой и больной –
Вдруг вырастет измятая страница,
С которой плачется, поется и кричится
О том, что больше не увидимся с тобой…

***
У природы на все свои планы.
Возвращаться – плохая примета.
Полной грудью вбирай туманы,
Выдыхая по капельке лето.
Станет грустно немного после,
На юга соберутся птицы.
Это просто такая осень
Посыпает деревья корицей.
И горят тонкоиглые астры…
Я иду по лохматой тени.
Все, что было дано – напрасно,
если жизнь проживаешь не с теми…

***
Отступает октябрь – дождей круговая порука.
Горький запах костров да последние дни листопада.
Мы пытаемся выжить, пытаемся жить друг без друга,
Уверяя себя: «Да, все верно, мне это не надо.»
Бесконечная осень… Сонливость тупая к обеду.
Тяжелеют свинцом от тоски даже кончики пальцев.
Мы пытаемся выжить до первого «Я уже еду»
И, запутавшись в шарфах, скорее бежим одеваться.
Мы бросаемся в омут тепла, не боясь неприятий,
Говорим до утра, но с рассветом повиснет молчанье.
Наших рук не разжать из короткого круга объятий.
Мы смежаем глаза, чтоб не выдать бездонной печали.
Неуснувшая нежность коркой на сердце застынет…
Разбегаемся спешно в осенние хмурые будни.
Мы пытаемся жить и не ранить друг друга навылет..
Мы научимся. Сможем. И впредь друг без друга мы будем.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here