Легких дорог не выбирал

0
260

К 85-летию образования Краснодарского края «Щербиновский курьер» продолжает рубрику, куда войдут публикации о людях земли щербиновской и достижениях района, изданные газетой в прошлых десятилетиях.

Газета «Знамя Ленина», 7 ноября 1987 года

Человек, о котором я хочу рассказать принадлежит к тому поколению, представители которого часто не выбирали себе профессию, а шли работать туда, куда было нужно для развития народного хозяйства. Это человек – ветеран Великой Отечественной войны – Никанор Афанасьевич Беседин.

Семнадцатилетним пареньком привезли его в числе семи воспитанников детского дома из курской области в тяжелом и голодном 1933 году на Кубань, в хутор помещика Дикого, что под Новощербиновской.

В этом бывшем помещечьем имении в 18 километрах от станицы была молочно-товарная ферма колхоза имени Романа Ефремова. Поставили мальчишек туда, где больше всего ощущалась нехватка рабочих рук – доить коров. Профессия и сейчас не очень распространенная среди мужчин, хотя и машины заменили на ручной труд. А тогда… Сколько насмешек и издевательства пришлось пережить. Подшучивали девчата, смеялись мужчины и парни. Особенно издевался скотник Тимофей Кияшко, просто проходу не давал. Да и коровы, привычные к женским голосам и рукам, не слушались, убегали.

Выдержал все это один Никанор. Другие ребята ушли на тракторы. А он так прикипел своим добрым сердцем к животным, что уже до самого призыва в армию не смог с ними расстаться.

Передо мной снимок – Никанор Афанасьевич со своей любимой коровой – рекордсменкой. Не у всякой доярки коровы имеют такой ухоженный вид. 35 доярок было на ферме, у самых передовых – К.С. Донец, Р.И. Гунько, Е.В. Хмырь – надои  в то время не превышали 2770 литров от коровы, а у Николая Афанасьевича – 3419 литров! Вместе с другими передовиками района он утвержден по итогам 1938 года участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве. На 1939 год взял обязательство надоить по 4000 литров. Но наступила осень, подошло время службы. Написал в военкомат заявление с просьбой отсрочить призыв. Уж очень хотелось парню испытать себя, выполнить обещанное. В военкомате поняли – не для отдыха просит человек отсрочку. И вот к Новому году надоил Никанор Афанасьевич от каждой из своих буренок по 4003 литра молока! И с чувством исполненного гражданского долга пошел на военную службу.

С большим теплом и благодарностью вспоминает он тех, с кем приходилось работать в трудные довоенные годы, а затем и послевоенные годы. Это доярки Меланья Гавриловна Малая, награжденная за труд орденом Трудового Красного Знамени, кавалер ордена Ленина Ксения Калиновна Малая. По-матерински, с любовью относилась к нему завфермой Мария Калиновна Каща, активистка, всю жизнь отдавшая колхозному строительству.

На всю жизнь запомнил Никанор Афанасьевич секретаря парторганизации колхоза Глухова. Его беседы, страстная вера в светлое будущее в те же далекие 30-е годы заряжали всех, кто его слушал.

Война застала Никанора Афанасьевича на Западной границе. Пришлось и отходить с боями, и быть в окружении. После освобождения Тулы в конце 1943 года высадили десантом под городом Червень в Белоруссии в партизанский отряд имени Н. Гастелло.

На войне расстояния между жизнью и смертью часто измерялись шагами и секундами, резче обозначились человеческие достоинства. И дружба фронтовая крепкая. Остался из его друзей партизан в живых один-единственный. Часто переписываются, радуют друг друга посылочками – то с травкой целебной, то с грибами, то с сухофруктами. Одним словом – кто чем богат…

Дошел Н.А. Беседин до Кенин-сберга, 26 февраля освободили город, а 29-го в тяжелом бою потерял правую руку. Так в 1944-ом закончилась для него война.

Вернулся в родной колхоз слабым, больным, без веры в себя, в свое будущее. Все те же женщины да Ольга Аверьяновна Шульга, ставшая потом ему женой и верным другом на долгие годы, поставили на ноги. Снова пошел работать на ферму, теперь уже приемщиком молока, лаборантом, учетчиком. Острой болью отозвались в сердце слова, брошенные одной из женщин, когда он попросил вернуть на ферму украденное молоко: «И что тебя там не убило!». Не понять было этой доярке, не знавшей, чем детишек своих прокормить, что о них же он заботился. Время было суровое, и за это молоко могли дети надолго остаться без матери. Не выдержал Никанор Афанасьевич, ушел с фермы. Где бы не работал потом, везде чувствовал заботу людей. Сознание своей необходимости обществу, людям, делу давало удовлетворение. Жизнь свою считает удавшейся, хоть и были в ней эпизоды, о которых не любит вспоминать, когда и в мирное время мог поплатиться жизнью.

Главный принцип его жизни: если можешь сделать добро другому – сделай.

Я знаю Никанора Афанасьевича Беседина два года. Ровно столько, сколько существует клуб «Ветеран» при музее. Обрел он новых друзей в клубе как раз в то время, когда еще не совсем оправился от тяжелой болезни, последовавшей после похорон жены. И, по его словам, в клубе, среди таких же, как он сам, ветеранов, он как бы заново начал жить.

На его груди ордена Отечественной войны I и II степени, орден Славы, медаль «За отвагу», юбилейные медали.

Снова смотрю на тот давний снимок и потом уже на ветерана. Те же молодые глаза. Только поседели волосы, да на лбу морщины – время оставило свой след. А голос молодой, чистый – самозабвенно поет частушки времен коллективизации и партизанские песни…

М. ПУТИНЦЕВА, общественный директор районного музея.