Без срока давности

0
125

Чуть меньше месяца остается до самого важного и значимого праздника страны – 9 Мая. 1418 дней и ночей в жестком противостоянии с врагом русский солдат отстаивал свободу и независимость, спасал Отечество от фашизма. Сплотившись воедино советский народ совершил подвиг, равного которому не знала история человечества. Великая Отечественная явила множество примеров людского героизма и храбрости. Об одном из легендарных участников той войны, чье имя по праву вписано в летопись Победы, наш рассказ без срока давности.

Истребителя танков, помощника командира взвода противотанковых ружей 2-го стрелкового батальона, старшего сержанта Ивана Лысенко считали в полку ассом. Он отлично стрелял из винтовки, карабина, автомата, 45-миллиметровой пушки. В совершенстве Лысенко владел противотанковым ружьем. К тому времени оно за­воевало славу на всех фронтах: останавливало танки фашистов под Москвой и Сталинградом, от него горели даже гитлеровские самолеты. При сравнительно небольшом весе обладало большой огневой мощью, имело калибр в 14,5 миллиметров, начальную скорости пули в 1012 метров в секунду, тем самым огонь обеспечивал пораже­ние легких и средних танков врага на расстоянии до 500 метров.

Героический подвиг совершил Иван Лысенко в августе 1943 года в боях на территории Сумской области. 147-я стрелковая дивизия получила задачу наступать в направлении Ахтырки и захватить плацдарм на западном берегу реки Ворскла. 8 августа после упорных боев наши подразделения освободили Великую Писаревку и устремились вперед, преследуя разрозненные вражеские части вдоль реки. Особенно жаркие бои воинов 600-го стрелкового полка 147-ой дивизии завязались с фашистами. Трое суток не прекращалась ожесточенная схватка с противником. Враг то и дело переходил в контр­атаки, используя заранее подготовленные оборонитель­ные рубежи в глубине. Часть советской пехоты отошла, и фланг стрел­кового взвода оказался оголенным. На окоп бронебойщика Лысенко надвигалось порядка пятнадцати немецких танков. Неподалеку лежало противотанковое ружье, его расчет вышел из строя, и солдат, заняв удобную позицию, приготовился к встрече врага. Железные машины противника к тому времени приблизились на 500, потом на 400 метров. За ними бежали гитлеровцы, стреляя на ходу. Продвигаясь по траншее, боец часто менял позиции, затрудняя противнику вести по нему прицельный огонь.

«Буду бить по головному», — подумал Лысенко. Он знал: уничтожать нужно наверняка. Уже стали четко видны стальные коробки с черными крестами. Прицелился, выстрелил. Головная машина задымилась и остановилась. Отлично подготовленный боец знал их уязвимые места и с первых же ударов подбил два танка. Приближались остальные.

«Буду стрелять», — решил Иван. Сказано – сделано. Танк разорвало изнутри, из него яростно выходили огненные языки пламени, повалил густой дым. Такая же судьба постигла и четвертый, продвигавшийся вперед. Бронебойщика Лысенко контузило. На некоторое время солдат потерял сознание. Когда очнулся, к нему уже подползала вражеская машина, стремящаяся его раздавить. Единственным спасением было взобраться на приближающийся вражеский транспорт, что Лысенко незамедлительно и сделал. Танк завертелся на месте, желая сбросить непрошеного седока, а потом рванул назад. Лысенко увидел убитого солдата со сжатой в руке обоймой и ПТР. В тот же миг Иван спрыгнул на дно окопа, схватил свою находку и выстрелил несколько раз вдогонку немцу. По вражеской пехоте открыли автоматный огонь и воины взвода. Остальные машины попятились назад. Воспользовавшись тем, что противник перестраи­вался, Лысенко перезарядил ружье.

Прошло не более десяти минут и гитлеровцы повторили контратаку. Три фашистских танка, громыхая, шли на Ивана Лысенко. Один из них подставил свой бок. Выстрел! Русский солдат не промахнулся. Остановлен пятый, затем шестой, седьмой танки. Рядом с окопом прогремел взрыв. Лысенко был ранен в руку. Превозмогая боль, солдат продолжал сражаться. Противник начал отступать. К бронебойщику подбежали бойцы с коман­диром взвода.

— Молодец, старший сержант! — похвалил Ивана взводный. Его рану перевязали и доставили героя на мед­пункт.

— Мелкий ремонт и помкомвзвода Лысенко будет в строю, — произнес врач. Занятая часть деревни Кириковка была удержана. Единоборство Ивана Лысенко с немецкими танками позволило батальону удержать занятую часть села Кириковка и обеспечило успешную переправу подразделений полка через реку Ворскла.

Указом Президиума Верховного Совета СССР «О присвоении звания Героя Советского Союза генералам, офицерскому, сержантскому и рядовому составу Красной Армии» от 10 января 1944 года за «образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство» Ивану Тимофеевичу Лысенко присвоили  высокое звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая звезда». Волею судьбы случилось так, что после госпиталя Иван попал в другую часть, о высокой награде он тогда и не узнал.

Оправившись от ранения, солдат снова приступил к защите Родины. Участвовал в боевых действиях на 3-м и 4-м Украинских фронтах.  Был командиром отделения 3-го гвардейского стрелкового полка 4-й гвардейской стрелковой дивизии. Освобождал Украину, Молдавию. И снова отличился. В бою за село Талмас Слободзеевского района 20 августа 1944 года, когда выбыл из строя командир взвода, гвардии старший сержант Лысенко принял на себя командование и продолжил преследовать отступающего противника. Когда фашисты закрепились на выгодном рубеже, Лысенко быстро и скрытно вывел бойцов во фланг гитлеровцев и повел в атаку с близкого расстояния. Противник в панике отступил, оставляя на поле боя убитых и раненых.  Иван Тимофеевич вновь был представлен к ордену Славы 3-й степени.  Эту награду нашему герою тоже не вручили. Долгое время старший сержант Лысенко считался без вести пропавшим.

В январе 1945 года Иван исполнял обязанности командира взвода снабжения того же 3-го гвардейского стрелкового полка. Его дивизия вела бои с немцами, прорывающимися на запад из окруженного Будапешта. Полк был переброшен на правый берег Дуная на границе с Чехословакией, но попал в окружение. Видимо, по результатам тех боев его и стали считать пропавшим. Это был март 1945-го. Достоверно уяснить его местонахождение не удалось и это привело Лысенко на скамью подсудимых. 24 апреля 1945 года военным трибуналом Будапештского гарнизона он был осужден по статьям 162 п. «г» (кража государственного имущества) и 193-7 п. «г» (дезертирство) УК РСФСР к десяти годам лишения свободы. Был направлен в 206-ю отдельную штрафную роту 46-й армии, но участвовать в боях не пришлось. Война закончилась.

В июле 1945-го, перед убытием роты на родину, Лысенко дезертировал и остался жить в венгерском селе Илька-Майор у знакомой женщины. Имел намерения жениться и остаться. Даже обратился с ходатайством о получении венгерского подданства, но был уличен в краже скота и арестован. В октябре того же года военным трибуналом осужден по статье 58-1 п «б» (измена Родине) УК РСФСР на 10 лет исправительно-трудовых лагерей, лишен медали «За боевые заслуги». О других наградах военный трибунал не имел информации. Не знал об этом и сам Лысенко. Отбывал наказание мужчина в Коми-Пермяцком автономном округе близ поселка Гайны. После освобождения проживал в Чердынском районе Пермской области, работал на лесоповале. В 1969 году вышел на пенсию, но продолжал трудится разнорабочим.

В июле 1981-го переехал жить в Краснодарский край, в поселок Щербиновский. В июле 1983 года Ивана Тимофеевича вызвали в военкомат города Краснодара, где сообщил об обнаружении наградных документов на звание Героя Советского Союза, ордена Ленина и Славы 3-й степени. Иван Тимофеевич настолько был взволнован и потрясен услышанным, что у него случился инсульт. Скончался Иван Лысенко 20 января 1984 года. Похоронен в поселке Щербиновском.

Вот такой он подвиг русского солдата Ивана Лысенко, сумевшего победить врага, пройти сквозь тернии судьбы.

По материалам архивного отдела

Администрации Щербиновского района подготовила Елена ТИТАРЕНКО.

0

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here