И помнить страшно, и забыть нельзя

0
331

Долгие годы Татьяна Ивановна Лиман никому не рассказывала о том, что ей пришлось пережить в немецком плену, как выживала сама и спасала советских солдат, как все ждали окончания войны и возвращения на Родину.

Геноцид, осуществляемый по расовым, религиозным, национальным или другим причинам, является самым циничным страшным преступлением против общества и человечности. Отдавая дань памяти погибших в массовом уничтожении людей, мы сохраняем историческую правду, которую никто не должен забывать, чтобы не допускать подобные трагедии. Поэтому 19 апреля 1943 года был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР № 39 «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников». Появление этого документа было первым фактом признания целенаправленной и масштабной политики нацистов и их пособников по уничтожению мирного населения на оккупированной территории и наказуемости таких преступлений. Этот Указ стал правовым основанием большой работы по установлению и расследованию преступлений нацистов против советского народа, которая велась с ноября 1942 года Чрезвычайной государственной комиссией.

19 апреля – День единых действий в память о геноциде советского народа нацистами и их пособниками в годы Великой Отечественной войны. Свидетельства преступлений против человечества, геноциде хранятся в военных архивах, эти события описаны в документальных и художественных произведениях. Открытой раной они до сих пор отдаются в сердцах тех, кто прошел через зверские издевательства фашистов, концентрационные лагеря и выжил. Многих из них уже нет, но остались воспоминания, о которых страшно помнить, и невозможно забыть.

Татьяна Ивановна Соколенко родилась в селе Новогреднево Херсонской области 20 января 1926 года. Ее родители были колхозниками. Отец работал механиком тракторного отряда, мать — поливальщицей в огородной бригаде. В девять лет Таня пошла в первый класс. После окончания семилетки подала документы в медучилище.

Отец ушел на фронт, а дети (их было шестеро) остались с матерью. Вскоре немцы оккупировали село. К осени 1941-го огненный шквал прокатился почти через всю Украину.

Студентки-медики в спешном порядке учились накладывать повязки, оказывать неотложную помощь раненым. Татьяна оказалась на фронте.

А под Днепропетровском часть, в которой служила Татьяна с двоюродной сестрой Раей, была окружена. И они попали в плен. Тогда молодых угоняли в качестве рабочей силы в Германию. В эту «мясорубку» попали и девушки. Татьяна Ивановна рассказывала как-то, что десять суток везли их в вагонах для скота, есть и пить ничего не давали. Люди обходились тем, что смогли взять с собой в дорогу.

Привезли в город Бреслау. Здесь всех тщательно осмотрела медицинская комиссия. Парней и девчат отправили в лагерь для военнопленных. Условия содержания были бесчеловечные: спали прямо на земле, мокрой от затяжных дождей, кормили фрицы их непонятной баландой, в которой плавали редкие картофельные очистки. Рядом находились военные бараки, в которых размещались пленные солдаты. Оттуда постоянно доносились крики, от которых кровь стыла в жилах.

Девушкам удалось выжить. Татьяну и Раю взял в рабочие немецкий фермер. В его хозяйстве было 12 дойных коров, свиньи, молотилка. Вот и стали они помощницами: ухаживали за скотом, пололи в поле хозяйскую картошку, свеклу, убирали во дворе. Немец был строгий, аккуратный, следил за тем, чтобы все работники добросовестно выполняли свои задания. К русским относился хорошо. А дочка хозяина даже возила Таню к глазному врачу в город.

На фермах жило много угнанных, довелось девушке встретить и земляков. Вместе с другими девчатами, будучи в тылу врага, они ухитрялись помогать советским разведчикам, заброшенным в Германию для выполнения диверсионной работы: передавали им продукты питания.

Когда наши войска заняли немецкую деревню, девушки стали санитарками для раненых.

— В 1944 году на чужбине довелось мне встретиться со своим дядей подполковником Советской Армии Иваном Афанасьевичем Былиной, — делилась Татьяна Ивановна. — Он первый меня узнал, начал расспрашивать. Увидела знакомое лицо и вспомнила, бросилась на шею. Плакала и все время говорила: «Дядечка, родненький». Мы с ним два дня общались, не могли наговориться.

Своего будущего мужа Татьяна впервые увидела обмотанным с головы до ног бинтами в госпитале города Оэльса. С той поры они больше не расставались. В мае 1946 года пара поженилась. Татьяна Ивановна вышла замуж за Василия Дмитриевича Лиман, и молодые переехали жить на Кубань в станицу Новощербиновскую. Вместе вырастили и воспитали троих детей.

Татьяна Ивановна работала в колхозе имени Калинина дояркой, свинаркой, осеменатором. На пенсию вышла в 1980 году. Имеет звание «Ударник коммунистического труда», «Ветеран труда», грамоты и благодарности за добросовестный труд. Является несовершеннолетним узником концлагерей, участником Великой Отечественной войны.

Такие сведения остались в музейной комнате Новощербиновского сельского Дома культуры, специалисты которого бережно хранят все собранные материалы об участниках и ветеранах Великой Отечественной войны. Оформлены тематические стенды, выставки и экспозиции. Здесь регулярно проводятся для школьников часы мужества, экскурсы в историю. На основе имеющихся документов и фотографий готовятся массовые патриотические мероприятия. Пополнять музей культработникам помогают местные жители. Ведь нет ни одной семьи, которой не коснулась бы война. Здесь помнят и чтят своих героев.

Сейчас в Новощербиновской живут родственники Татьяны Ивановны и Василия Дмитриевича Лиман – это дети, внуки. Нам удалось пообщаться с теми, кто лично знал ветеранов, жил, как говорится под одной крышей. А еще их дочь, Людмила Васильевна, передала нам фотографии из семейного альбома и вырезку из газеты «Знамя Ленина» 1970-го года о своей маме.

В послевоенное время не принято было вспоминать о пережитом, вот и Татьяна Ивановна не рассказывала никому о том, что была в плену. Но на вопросы дочери школьницы иногда отвечала.

К концу войны Татьяне было едва 19 лет. А когда она впервые поведала о своей судьбе родным, старший сын Павел отправлялся служить в армию. Он обещал маме, что никогда не забудет героизм русских солдат, завоевавших Победу, ее страдания в плену. Будет рассказывать об этом своим детям и гордиться, что его родители ценою своего здоровья и жизней всеми силами боролись против нацизма.

Виктория КРИВИЧ. Фото из семейного архива Лиман.

Благодарим за помощь в подготовке материала Новощербиновский сельский Дом культуры, дочь ветерана Людмилу Васильевну и невестку Нину Потаповну Лиман.

3+

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here