Магистраль романтики и героизма эпохи

68

Комсомольская дружба, медведи, первая и единственная любовь – ассоциации к огромным буквам – БАМ.

Байкало-Амурская магистраль – не только одна из крупнейших в мире железных дорог. Это люди и обстоятельства, в которых они жили и работали. Александр Михайлов и Елена Лутченко познакомились на всесоюзной стройке. Она работала маляром, а он – экскаваторщиком. Масштабный проект объединил жителей различных уголков страны, их судьбы.

Когда приехали к живописному дворику в станицу Новощербиновскую, лучезарной улыбкой на пороге нас встретила Елена Николаевна. Александра Николаевича поприветствовать не удалось, мужчина с утра до ночи на работе: сейчас пошёл сезон уборки в полях.

В доме, в уютной гостиной, нас ждал столик, на котором лежали старые фотографии и бесчисленное множество Почётных грамот и Благодарностей. Расположившись рядом с хозяйкой, я приготовилась слушать рассказ о строительстве БАМа из первых уст.
Елена, тогда ещё Лутченко, родилась в Челябинске, но вскоре вместе с родителями переехала на малую родину матери в станицу Новощербиновскую. Училась хорошо, была комсомолкой и активисткой, самую первую медаль за трудовые заслуги получила, будучи школьницей. Вместе с отцом работала в колхозе на комбайне. По наставлениям мамы планировала поступать в сельскохозяйственный университет.
– Это был 77-й год, все слышали и знали о песнях БАМа, романтике, присущей тем местам. Понимала, что если поступлю, то не видать мне тайги, о которой грезила несколько лет. Я не добрала баллы и уехала к старшей сестре в Черкассы. Там устроилась работать на завод «малолеткой» – трудилась четыре часа в сутки, делая сахар для ресторанов поездов, – погрузилась в воспоминания наша героиня.
А дальше… Всё пошло по плану. На предприятии организовали сбор бригады для строительства знаменитой магистрали. На тот момент юной Елене было 18 лет. Написав заявление, она вместе с полусотней желающих отправилась навстречу судьбе. 12 суток на поезде добирались сначала до Хабаровска, а оттуда – в Комсомольск-на-Амуре.

– Все были уставшие, но настолько счастливые, не передать словами! Мы выходили на каждой станции, любовались невероятными красотами Бурятии, Байкала… – задумалась Елена Николаевна, явно вырисовывая в голове яркие пейзажи, которые когда-то видела своими глазами.

13 октября наша героиня добралась до Комсомольска. Оттуда её вместе с подружкой по распределению отправили в посёлок Горин. Тайга встретила их суровым морозом, а они – в модных тогда сапогах-чулках, совершенно не рассчитывали, что будет настолько холодно уже в середине осени.

– Поселили нас в щитовые вагончики. Выдали обмундирование – бушлаты, робы, ватные штаны, валенки, и учениками на стройку отправили, а я ничего не умела, – смеётся Михайлова. – Получили мы задание – штукатурить домики для БАМовцев. В общем, посмотрели-посмотрели на меня, что толку нет, и поставили маляром.
Так и вышло, что два года девушка проработала на этой «должности». Получая сухую краску, разбавляла её жидким стеклом, потому что на улице стояли минусовые температуры, а красить приходилось фасады домов.

В декабре случилось неожиданное… В гости к Леночке прилетела мама!
– Я ж уехала без её согласия, – смеётся Елена Николаевна. – Перед отъездом попросила сестру не сообщать родителям, что еду на стройку. Знала, что запретят. Только когда села в поезд и отправилась в тайгу, мама получила телеграмму, в которой всё было сказано.

Спустя время приходит ответ: «Лена, встречай в Комсомольске-на-Амуре». Столбики термометров опустились до отметки -50 градусов, ветер завывал.
– Как можно здесь жить? Ужас! Нос замёрз, невозможно дышать! – вспоминает реплики мамы Михайлова.

Несмотря на непростые условия, все были довольны. На стройке присутствовала в основном молодёжь, поэтому ни дня не обходилась без задора и поддержки друг друга. После ударного дня все бежали в деревянный клуб, где танцевали, общались.
С будущим мужем Елена познакомилась случайно. Парень пришёл из армии и принял решение устроиться экскаваторщиком на магистраль. Вместе с девушкой работали в одной организации. Александр Николаевич грузил то песок, то гравий.

Присматривались друг к другу, а потом и встречаться начали. Так всё и закрутилось.
– Спустя несколько лет мы поженились. Как сейчас помню день росписи: 24 марта, у меня ужасная ангина, и я лежу в больнице. Укуталась пуховым платком, надела валенки, пришёл Саша за мной, и мы отправились в ЗАГС. Там нам выдали свидетельство о браке и вот такой памятный знак, – протягивает мне женщина красивую медаль в футляре с изображением двух влюблённых, а сзади надпись: «Счастья любви достойным».

Так и начался супружеский путь Михайловых. Жили, продолжали работать в Горине.
– Помню, мужа перевели прокладывать дорогу, по которой можно было бы продолжать строительство магистрали. На 15 дней его вместе с бригадой забрасывали в тайгу. Приезжал потом, рассказывал, как их разоряли медведи. Страшно за него было.
Вскоре, в 1980 году, у пары родилась дочь. Сразу после декрета Елена Николаевна поступила в Биробиджанское педучилище, окончив его, устроилась воспитателем в детский сад.

Будни с молодёжью БАМа были настоящим чудом.
– Мы всегда вместе отмечали все праздники. Признаться честно, скучаю по тем временам. Если бы можно было отмотать время вспять… Снова окунуться в ту атмосферу, – с теплотой рассказывает Елена Михайлова. – Всё было просто, но очень по-доброму: организовывали маёвки, ездили в тайгу, к речке.

Сейчас женщина поддерживает связь с друзьями того времени, у них есть общий чат в мессенджере, позволяющий видеться, пусть даже через смартфон.
Слушая рассказ о том, в каких условиях приходилось работать, удивляешься. Зимой лютые морозы, а летом настигали комары и мошки.

– Вы знаете, а мы к ним привыкли, – признаётся женщина. – Раньше ведь и средств от этой живности не было, и ничего, ладонью отмахивались.
Представляя те места, всплывают разные картинки: бескрайние леса, реки, ягоды и, непременно, дикие животные. Об этом мы и поинтересовались у нашей героини.
– Ох, всё это было, – смеётся Елена Михайлова. – Мы жили рядом с тайгой. Помню, вышли в лес, стою с одной стороны и рву малину, а с другой кто-то шуршит. Я глядь – медведь ягодами лакомится. Бегом-бегом по сопкам «рванула» к мужу.

К жизни в суровых условиях наша героиня привыкла быстро. Единственное, чего не хватало – кубанских продуктов. Почему-то там особенно хотелось грецких орехов и чеснока. Но и это не было большой проблемой. Елена Николаевна регулярно получала посылки от мамы из родного Щербиновского района.

– Вообще, жизнь у нас была вкусная, – улыбается женщина. В тайге собирали черемшу, грибы, жимолость, голубику, бруснику, клюкву и ещё бесчисленное количество различных ягод. Помимо этого кушали очень много рыбы. В речку с Амура заходили кета, горбуша и метали икру. Этого деликатеса всегда с избытком было. Собирали берёзовый сок. На ночь ставили баночку, а утром домой приносили. Мы его не только пили, я ещё и дочку в нём купала, волосы мыла, чтобы густыми и шелковистыми были.

Годы БАМовской эпохи были сказочними. Но в 1986 году семья вынуждено переехала в Новощербиновскую. У женщины парализовало отца, а матери одной было тяжело всё успевать. В станице Михайлова семь лет проработала в детском саду при колхозе, после чего попала под сокращение. Некоторое время сидела дома и даже подумывала вернуться обратно в Горин, устроиться заново на любимую работу. Но здесь были мама, отец и старенькая бабушка, которых никак нельзя было оставить.
– Случай помог, – вспоминает героиня. – Пришла ко мне знакомая и предложила пойти поваром в бригаду колхоза. Там я мужчинам делала чай, затем и знакомая устроилась работать вместе со мной. Она меня многому научила, я ведь до этого никогда не готовила на целую толпу мужчин.

Спустя восемь лет женщина ушла из колхоза и открыла свой «бизнес» – нанималась поваром на свадьбы и юбилеи вместе с подругой детства.
– Тогда ж гуляли не в столовых, а дома, под шатрами. Благодаря Оле мы не сидели без дела, каждые выходные были расписаны на месяцы вперёд.
Александр Николаевич по приезду в станицу устроился в колхоз и по сей день трудится (теперь уже в агрофирме) на благо района.
Дочь Михайловых живёт и работает в Ейске вместе с семьёй и любимым внуком. Старшая внучка окончила университет, вышла замуж за военного и уехала жить на Дальний Восток.

– Лизонька мне говорит: «Бабуля, мы с мужем обязательно съездим в Горин. Так хочется посмотреть, где вы с дедом работали, где жила мама», – рассказывает Елена Николаевна, искренне радуясь за внучку. – Там прошла наша молодость, мы создали свою семью, родилась и росла дочь. Воспоминания у меня об этих местах остались только тёплые. Ни капельки не жалею, что побывала там. Если бы была возможность вернуться, уехала бы без раздумий, – признаётся героиня. – Отрадно, что сейчас начали строительство второй ветки железнодорожного полотна. Значит, наш труд и силы были потрачены не напрасно. Тогда, в далёкие 1980-е, мы доказали, что невозможное – возможно! Поэтому я призываю юношей и девушек не бояться, а ехать туда, прочувствовать ту атмосферу, сплотиться молодёжным коллективом для общего блага, увидеть своими глазами бескрайние красоты нашей страны: леса, реки, необъятные хребты. Это стоит того!