Знает голубиный язык

342
Юрий Кочугура: «Голубеводство – дело не ума, а сердца».

Домовладение следующего нашего героя не пришлось долго искать. Характерная мачта для птиц указала путь.

Голубеводством 64-летний Юрий Кочугура занимается с детства. О том, как пришел к своему главному увлечению говорит просто: шел, увидел голубей и все – начал сам разводить. «Это сейчас у детей много различных игрушек, компьютерных игр, а раньше ведь не было ничего, была совсем другая жизнь. – Объясняет Юрий Андреевич. – Из школы пришел, домашние дела, уроки сделал и надо чем-то заниматься».

Свою первую голубятню он построил самостоятельно на крыше сарайчика частного родительского дома. В ход шло все, что под руку попадало или, что «плохо лежало» как он сам, шутя, говорит: досочки, фанерки, решетки. На первых голубей родители дали сыну денег, и он приобрел себе шесть птиц. Сегодня в его голубятне насчитывается порядка ста пернатых.

До армии держал разных. После службы начал «с нуля»: взял одну породу – декоративных и занялся их разведением. На выбор именно этой породы повлиял его величество случай. Юрий приехал на птичий рынок в город Ейск. Время было позднее, торговать оставалось немного человек, и у тех выбор был не велик: в наличии имелось только несколько особей. Их-то наш герой и приобрел.

Разведение голубей – ежедневный кропотливый труд, которым вот уже 54 года занимается наш герой. Юрий Андреевич больше сорока лет проработал механизатором в местном колхозе.

– Тогда, – вспоминает он, – день проходил примерно в таком режиме: встаешь рано утром, идешь сначала управляться по хозяйству, затем – на службу. После тяжелого дня в поле, снова к голубям: кормить, поить, наводить порядок в клетках, иногда выпускал птиц полетать.

На следующее утро его ждали те же самые труды. Сегодня времени больше для своих питомцев, ведь уже – на пенсии.
– Как вы думаете, голуби вас узнают? – спрашиваю Юрия Андреевича.
– Конечно, узнают, – не задумываясь отвечает он. – Кто-то другой заходит в голубятню – они уже не так себя ведут. Даже если я одену какую-то другую одежду и зайду к ним начинают подозрительно на меня коситься.
Прошу рассказать какую-нибудь историю из жизни голубей, которая его огорчила. Он вспоминает, что раньше сизокрылых люди часто воровали. Сегодня другая беда – сильно досаждают хищные птицы.

– Отпустишь – ястреб или сокол могут сбить или утащить, – рассказывает Кочугура. – Очень горько бывает, ведь пернатые привязаны к дому: живут однажды сформированной парой – голубь и голубка.

Разводить голубей можно по-разному. Андреевич объясняет, что одни люди держат, чтобы была живая птичка. Другие стремятся к совершенству; стараются проводить определенную селекционную работу, чтобы птицы соответствовали стандартам.
Сам наш герой, без сомнения, принадлежит ко второй категории. Сегодня перешел на летную породу, старается поддерживать в том качестве, в каком она должна быть.
– В 90-е годы многие отказались держать голубей. Почему вы не бросили?

– Как я мог их бросить? – смотрит на меня удивленно. – Я их с 10 лет держу. Даже мысли такой не возникало, – твердо ответил Кочугура.
За такой большой промежуток времени у него накопился определенный опыт. Чему-то учился на собственном опыте, чему-то у отца (он в свое время участвовал в соревнованиях, был призером), какую-то информацию получал из книг и журналов по голубеводству, которых у него много. Со временем его увлечение переросло в нечто большее и перешло уже к единственному сыну Юрия Андреевича. Он живет сегодня в Мурманске и семейное хобби перенял.

– Почему выбрали именно это увлечение? Не марки начали собирать, не что-то другое… Чем вас зацепило именно голубеводство?
– Без понятия. Вообще птиц люблю, – улыбается хозяин подворья.
На мой вопрос: для себя держит или продает, отвечает, что сейчас больше для себя: голубей покупают мало.

– Раньше молодежь чаще увлекалась. На рынок, бывало, приедешь, сколько пацанят! – рассказывает Юрий Андреевич. – Средний возраст сегодняшних заводчиков в нашем районе – 50 лет и больше. Самому молодому 34 года. Не популярно это нынче.
Пообщавшись с нашим голубеводом, я почувствовала, как он радеет не только за своих птиц, но держит в голове нечто большее – дело, которое нужно сохранить, приумножить и передать дальше, чтобы эта нить, связывающая нас с прошлым, не прерывалась, а духовное и материальное наследие, накопленные нашими предками могли увидеть будущие поколения.