Голуби и голубятники

0
209

Мы, студенты Кубанского сельхозинститута (теперь его называют аграрным университетом) как-то сразу выделили Е.П. Алешина из ряда других преподавателей. Молодой сравнительно со своими коллегами и уже заведующий кафедрой, доктор биологических наук, профессор. В недалеком будущем ему предстояло стать директором Всесоюзного НИИ риса, дважды академиком, Академии наук и Академии сельскохозяйственных наук. Хотя дело совсем не в научных заслугах преподавателя. Просто достаточно было послушать его лекции, – становилось понятно, что мы имеем дело с особым выдающимся человеком.

Однажды Евгений Павлович обратился к аудитории с неожиданным вопросом, нет ли среди нас голубятников. А если такие найдутся, то просит подойти к нему в перерыве. Не сдержанный на язык Леха М. отреагировал мгновенно: «Есть у нас такие «придурки». Два человека подняли руку. Несколько свободных минут между лекциями говорили о голубях. Алешин, как выяснилось, сам вырос в станице, держит летних птиц и сегодня.

В кружок любопытствующих протиснулся и Леха, наставил свое ухо на разговор. Профессор шагнул к нему, протянул руку для знакомства. Тот смущенно представился:

– Алексей.

– А я Придурок, – сказал Евгений Павлович.

– Э, Леха, не сдать тебе экзамен ни-ко-гда, предложил кто-то громко.

– Ну, не такой я и кровожадный, – заметил профессор. – Скажу вам одно: люди без настоящих увлечений, с пустотой в душе, циничные часто заканчивают свою жизнь в канаве…

Этот пример – к вечному спору о том, что же за люди такие голубятники. Самые строгие судьи высокомерно считают их неудачниками, рабами своего ничтожного увлечения. Как можно, не будучи детьми, свистеть и размахивать шестом с привязанной к нему тряпкой?! Другим они представляются возвышенными романтиками, способными мысленно воспарить с птицами, озирая сверху земную красоту. Поднимитесь-ка на колокольню станичной церкви. Сколько там, метров 15 высоты? Но уже оттуда можно увидеть окраину блестящего на солнце моря. А какой простор открывается с высоты в полкилометра? То-то же.

Настоящий голубятник преодолевает любые преграды в погоне за совершенством, он готов ради этого тратить свое драгоценное время и немалые деньги тоже. Щербиновец Коваленко, можно так сказать, увековечил память о себе одной – единственной фразой. Сегодняшние его дальние потомки помнят, что он был уважаемым, состоятельным казаком, имевшим лучших лошадей и голубей. Своей жене, провожавшей его на работу в поле, однажды, лет сто назад, он сказал: «Сегодня придет кум, принесет голубку. А ты отдашь ему рябую телку».

С давних пор держали у нас всякие породы, в том числе почтовых голубей. Радостно на душе у хозяина прекрасного «почтаря», который возвращается домой, преодолев иногда сотни километров. Однако слишком это хлопотно, тренировать своего питомца по особым схемам, выводя его все дальше. В общем, не прижились у нас почтовые.

Одно время «в моде» были кувыркающиеся через голову птицы, это целая группа пород турманов. Особо гордились экземплярами, падавшими с большой высоты почти до земли с постоянным вращением. С замиранием сердца следили за этим падением, гадая: раскроется – не раскроется. Обычно полет удавалось выправить, но случалось всякое.

Настоящая голубиная элита – николаевская порода, названная так по месту ее рождения в городе Николаеве. Можно только догадываться, что крепкий хозяин и знаток голубей Коваленко обменял телку именно на николаевскую голубку. Полет птиц этой породы уникален. Когда они в воздухе, всем понятно, кто их хозяин. Николаевские «висят» над своей голубятней, отклоняясь от вертикали лишь на считанные метры. При этом никакого баловства: хлопки крыльями, попытки сделать кувырок, круги, виражи в полете считаются непростительными пороками. Настоящие николаевские – большие индивидуалисты: не глядя на других, каждый голубь по отдельности наслаждается полетом. Один может зависнуть на высоте метров сто, другой в сотне метров выше него. Третий выглядит как точка в небе, а четвертый… четвертого уже не видно, он забрался в такую вышину, что скрылся с глаз. Кстати, ранее в ходу было и второе название этой породы – тучерезы.

Николаевские очень спортивны, но для развития их выносливости нужны непрерывные тренировки. Летом с этим большие проблемы, потому что днем бывает слишком жарко. Казались выдумкой ходившие рассказы о ночных полетах николаевских голубей с подъемом на закате солнца и с утренней посадкой. Серьезная специальная литература подтвердила существование этого феномена. Условиями полета летней ночью должны быть относительно прохладная погода, ветерок и яркая лампа на крыше для ориентирования. Когда-то давно такое еще было возможно, теперь же фонарь как ориентир бесполезен: любая станица ночью выглядит сверху как море огней.

Фирменный стиль полета николаевских, висение жаворонков в одной точке, сослужил им плохую службу. Расплодившиеся в последние годы соколы сапсаны вылавливают их нещадно. Некоторые любители переключились на другие породы. Например, на «бойных» голубей, способных резко ускоряться и маневрировать, спасаясь от хищника. Находят и красоту в манере их полета с хлопками крыльями и переворотами через голову. Верным же почитателям старой николаевской породы остается горевать и придумывать, как отвадить соколов. Один наш голубятник додумался сделать пастушеский бич и научился громко щелкать им. Звук и правду силен, почти как от ружейного выстрела. Говорит, что так удалось прогонять извергов.

Все голубиные породы не перечислить, не описать. Та птица сплошь кудрявая, с раздвоенными перьями, другая павлином распускает хвост, а ту, забавы ради, заставили вытягиваться по стойке смирно, при этом страшно раздувая зоб. Практичные сверх меры западноевропейцы, смекнув, что диетическое голубиное мясо будет хорошо продаваться, вывели особые породы, построили специальные фермы. Оказывается, кое-кто из наших тоже завел мясную породу. Ходят голуби по двору, уже и не глядя на небо, такие упитанные и довольные жизнью. Не догадываясь, с чего это хозяин кормит их так вкусно и обильно.

Не стоит, однако, принижать умственные способности голубей. Какие сильные, почти человеческие эмоции они могут испытывать, рассказал мне когда-то старый голубятник п фамилии Сербин. Однажды ночью воры полностью «обчистили» его голубятню. В первые два месяца, вырвавшись из неволи, несколько птиц все же возвратились домой. Последним вернулся один голубок, ровно через год после кражи. Его бывшая «супруга», прилетевшая гораздо раньше, уже имела пару, вместе со своим новым голубем как раз выкармливала птенцов. Но лишь увидев своего «бывшего», бросилась к нему. Другой голубь был забыт, более того, и птенцы оказались оставленными на его попечение.

Говоря о домашних голубях, было бы несправедливо не упомянуть о диких представителях семейства голубиных, которые тоже живут поблизости от нас. Клинтух один из них. Правда, только в зимнее время в степи можно встретить этих темно-сизых голубей с красивым розовым отливом на груди. С холодного севера к нам их гонит бескормица, а здесь они находят и зелень в поле, и главное лакомство- потерянную при уборке долю урожая подсолнечника. Чаще можно видеть стайки из нескольких голубей, но изредка они соединяются в скопища во много сотен птиц. С первыми признаками весны клинтухи исчезают. Их манят прохладные леса со старыми деревьями, в дуплах которых они устраивают свои гнезда.

Другому голубю, вяхирю наши степи с лесными посадками понравились и сравнительно недавно он стал оседлой, гнездящейся птицей. Вообще голуби неважные строители, таким же оказался и вяхирь. Увиденное как-то раз его гнездо было таким: сквозь кучку небрежно набросанных в развилке веточек просвечивала кладка яиц.

Вяхирь – самый крупный наш дикий голубь, и голос его подстатье комплекции – басовитое хриплое гудение. А по характеру он оказался добродушным и доверчивым существом. Неоднократно вяхири замечены были гнездящимися у людей под боком, в приусадебных садах.

Кого можно по праву назвать аборигеном, коренным обитателем наших мест, так это обыкновенную горлицу. Старинное народное ее название «супрун». Обыкновенная горлица и вправду всегда была обычной. Часто встречающейся птицей, объектом любительской охоты. Впрочем, ситуация в природе меняется стремительно. По причинам, еще требующим осмысления, численность горлицы внезапно стала быстро сокращаться. И вот она уже в списке обновленной редакции Красной книги природы. Ее статус «И» – исчезающий вид. А когда-то и в станице можно было услышать приглушенное, приятное на слух воркование обыкновенной горлицы, доносящейся из кроны какой-нибудь высокой акации. Хотя саму пугливую грациозную птицу увидеть удавалось редко.

Полная противоположность ей – кольчатая горлица. Шумно и напористо накатила на Кубань волна этих голубей, переселяющихся с юго-запада Европы. Несколько десятилетий назад никто у нас их в глаза не видел и вдруг они заполонили станицы, села и хутора. Бесцеремонность их поведения неслыханная. Они воображают, что все эти кормушки, поилки на птичьих дворах – все приготовлено исключительно для них. Только в конце лета, разнообразя свой рацион семечками, они отвлекаются от мелкого воровства ради массовых налетов на поля подсолнечника. Причем, страдают поля ближайшие к жилью. Уже за четыре километра от него кольчатую горлицу не встретить. Видно, не принято у них обременять себя дальними перелетами.

Местные шутники метко прозвали этих голубей чекушками. Весной и летом с раннего утра, нависая, кажется, над каждой форточкой, требовательно и настырно они выговаривают: «Чекушку! Чекушку! Чекушку!» Словно пропащий человек, выклянчивающий маленькую бутылочку «на поправку здоровья».

Юрий СКОВОРОДА.

0

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here