На защите биоресурсов

2

Во время нерестовой кампании силы нескольких ведомств — правоохранительного, рыбоохранного, МЧС, казачьих обществ — брошены на защиту биоресурсов от браконьеров.

В отдельных местах дежурят люди, облеченные властью, к ним присоединяются добровольные помощники, которым дорога родная природа. Так, в ст. Старощербиновской в начале ул. Красной установлен шлагбаум, не допускающий въезд автотранспорта в природоохранную зону. Рядом, на первом мосту, на круглосуточное дежурство на 15 дней выставлен пост.


Уже составлены протоколы на людей из разных населенных пунктов, задержанных с рыбой, добытой незаконным путем, возбуждено несколько уголовных дел. В работе по охране биоресурсов принимают участие краевые инстанции, оснащенные такой современной техникой, как беспилотный летательный аппарат, контролирующий все участки плавней, вертолет, с помощью которого группа захвата задерживает нарушителей.

 

На автодороге Шабельское – Старощербиновская недалеко от села Ейское Укрепление также установлен пост, проверяющий автотранспорт на предмет вывоза рыбы.

Не жить одним днем, не вылавливать тарань с икрой, дать этой серебряной рыбке оставить потомство, чтобы она не стала редким видом нашей плавневой зоны, – этим должен быть озабочен каждый житель района.

С середины марта тарань пошла на нерест. В Ейском экспериментальном хозяйстве по разведению и воспроизводству рыбы открыли шлюзы для прохода рыбы к местам нерестилища. В этом году в народе ходила молва, что нереста тарани и судака, которые ежегодно в марте стремятся на икромет в реку Ея через шлюзы НВХ, вообще не будет. Теперь люди обеспокоены тем, что в водоемы хозяйства не будет запущено запланированного количества рыбы.

Вся проблема заключена в том, что с водоемов НВХ в предыдущие годы производился сброс воды в Ейский лиман. Из-за недостатка воды и нехватки кислорода на реке Ея произошло два массовых замора рыбы. По данным фактам проводились проверки, приезжали депутаты Законодательного Собрания края, сотрудники природоохранной прокуратуры. В конечном итоге было возбуждено уголовное дело. Как обстоят дела в этом году? Какие планы на будущее? По этим и другим вопросам мы побеседовали с руководителем ФГУП «Ейское экспериментальное хозяйство по разведению и воспроизводству рыбы» В.Н. Чудновым. Вот что удалось узнать.

— Как проходит нерестовая кампания? Каких результатов можно ждать?
— 18 марта было пропущено на нерест 498 тонн тарани и 4,2 тонны судака. Однозначно запуск производителей будет продолжаться, тарань еще будет подходить, особенно с Азовского моря, подходная, настоящая. В первую очередь результаты нереста зависят и от того, как организованы охранные мероприятия, и от погодных условий. В любом случае конечный результат будет виден, когда начнется выпуск молоди.

— Почему с каждым годом рыба все мельче и мельче?
— Мелкой считают тарань промыслового ряда от 16-18 см. В большей массе производители, которые заходят в Ею на нерест, именно такого размера. Для тех, кто законно занимается промыслом рыбы (предприятия, индивидуальные предприниматели), это нормальная рыба. В 60-80-е годы в Ейском лимане практически не было промысла. Соответственно не было такого большого изъятия рыбных запасов. Поэтому и тарань была восьмилетняя, а отдельно и десятилетки встречались. Как известно, во второй половине 90-х годов, да и в 2000-х, пошел отлов тарани в акватории Азовского моря, Таганрогского залива, в том числе и незаконный, особенно со стороны граждан Украины. Отсюда и результат.

— В этом году бытовало мнение, что НВХ рыбу на нерест вообще не будет пускать. Возможны ли подобные действия, и к чему они могут привести?
— Применительно к сегодняшнему дню это просто слухи. Нерест идет, производители тарани и судака заходят в реку Ея.
Возможны ли в будущем такие действия? Если и будет подобная ситуация, то связана она будет однозначно с реконструкцией того или иного объекта предприятия. То есть на целый год НВХ будет выведено на летование, при котором все будет комплексно спланировано – ремонт гидротехнических сооружений, которым более тридцати лет, обкашивание жесткой растительности, расширение и углубление каналов и так далее. На ближайшее время, с учетом того, что финансовая составляющая и даже те деньги, которые обещали на различные федеральные целевые программы, пока в «подвешенном состоянии», этого не предвидится, мы работаем, как и раньше. Вообще, по проекту эксплуатации НВХ необходимо один раз в 6-7 лет выводить хозяйство на летование.

— А если не запустить рыбу на нерест, на следующий год она придет нереститься к этому месту?
— Конечно, придет. В практике работы НВХ были подобные случаи, когда в речке не было воды, однако рыба возвращалась. И как видите, благополучно нерестится в реке Ея по сей день.

— Каков уровень воды сегодня?
— На 18 марта по балтийской системе он составил 0,70. Для нереста это самый оптимальный вариант.

— Как осуществляются охранные мероприятия? Какие органы задействованы?
— Это одно из главных мероприятий нерестовой кампании. Многие жители Щербиновского района привыкли считать водоем своим карманом. Менталитет надо менять, люди должны понять, что это государственная собственность. Предприятие решает вопрос любительского рыболовства. Но это уже другая тема. В первую очередь охрану осуществляют органы рыбоохраны «Росрыболовства», органы внутренних дел района (отдела Министерства внутренних дел по Щербиновскому району), а на акватории Ейского лимана — должностные лица пограничной службы. Работы ведутся полным ходом, есть задержания. Дела по пойманным браконьерам рассматриваются уполномоченными органами в рамках административного наказания – штрафные санкции, плюс за незаконно добытые водные биоресурсы предъявляются исковые требования (судак – 250 рублей, тарань – 25 рублей за одну штуку, независимо от веса и размера). За вылов нерестовой рыбы в нерестовых водоемах однозначно последует уголовная ответственность, независимо от орудия лова, будь то удочка или запрещенные орудия лова. Предприятие будет жестко ставить вопрос о признании юридического лица, в данном случае НВХ, потерпевшим в случае выявления на наших водоемах именно в нерестовый период браконьерства. Это прямой ущерб предприятию, урон имиджу юридического лица, деловой репутации. Есть определенные рамки закона и их надо выполнять.

— Последний вопрос, на который хотелось бы услышать ответ. Люди видят и утверждают, что непосредственно работниками НВХ ведется отлов рыбы и ее вывоз. Чем это можно объяснить?
— По разрешительным документам согласно программам «Рыбохозяйственная мелиорация» и «Отлов хищных и малоценных пород рыб в местах выпуска молоди промысловых рыб», как в позапрошлом, прошлом, так и в этом году предприятие до массового подхода производителей тарани и судака занималось отловом плотвы.
Вот такой состоялся разговор. В советские времена тарань считалась чуть ли не стратегически важным продуктом. Это единственная рыба, которая выводит из организма человека радионуклиды. Она входила в обязательный рацион космонавтов и подводников. Сейчас это, правда, уже не практикуется, но тарань по-прежнему остается одной из самых вкусных рыб, особенно в вяленом виде. Именно поэтому так много усилий прилагается к увеличению ее численности.