Течет река Ея…

0
604
reka_600

Течет река Ея, а люди говорят – в ней вода стоит, некоторые и вовсе сомневаются, осталась ли вода в реке…

Здравствуйте, жители района и станичники! Проблема, которую я сегодня поднимаю, не давала покоя много лет, но вот настал час, и я, собравшись с мыслями, пишу эту статью.
Течет река Ея, а люди говорят – в ней вода стоит, некоторые и вовсе сомневаются: осталась ли вода в реке?


В течение месяца я посещал берега нашей, некогда славной, реки. И каждый раз «попадал в народ». Как говорится, народ разный: приезжие, родственники из далеких городов, охотники и рыбаки со стажем. А в разговорах у всех, как у одного, – разочарование и недовольство.

 

На берегу в разговорах, можно услышать предложения о чистке русла реки, о том, что работы нужно вести при помощи экскаватора, что грунт необходимо укладывать по обе стороны с промежутками, что глухие канавы надо бы все воссоединить.

Стопроцентная «безнаказанность» – это природные условия. А именно: зимний замор рыбы – от мороза, лед ведь был до 50 см, летний замор рыбы – от жары, это же до 40 градусов в тени. Все статьи в «Щербиновском курьере» о реке и делах, связанных с нею, собирал и теперь приведу ниже свои комментарии.

К примеру, статья от 9.09.2010 года, где рыбаки просят разъяснений о запрете ловли рыбы в течение года в Ейском экспериментальном хозяйстве, задаются вопросы о том, почему принято такое решение. Понимаю то, что основная задача ФГУП ЕЭХ, конечно же, искусственное разведение судака и тарани. И все. Деятельность хозяйства осуществляется согласно различным постановлениям и решениям, и по-своему они правы. Но меня возмущает то, что постановление о ежегодном проведении мелиорации реки было принято еще в 2004 году. Вот уже прошло 8 лет, получается, приговор на ежегодное уничтожение рыбы.

Возможно, выгляжу дилетантом в этом деле, я ведь простой человек, но уверен и знаю, что многие жители района меня поддержат в этом мнении: рыбное хозяйство должно сохранять разведенную рыбу, и это касается не только молоди тарани и судака. Сейчас остальная рыба остается попросту ненужной, дела до нее никому нет. С 1985 года по 1997 год вода не полностью сбрасывалась (извините, могут быть неточности). Все жители хорошо помнят, сколько было в Ее разновидностей рыбы – щука, красный карась, окунь и, конечно, красноперка, а также раки. Весною, во время нереста, именно «местная» рыба никак не мешала нересту тарани и судака.

Сейчас в ходу другая точка зрения, управленцы считают иначе, и, скорее всего, решения принимаются далеко отсюда. Или, может быть, на этой мелиорации кто-нибудь защитил диссертацию? В наше время это неудивительно. В отношении осушительных работ в плавнях нужен, по мнению охотников и рыболовов-любителей, другой подход. Необходимо учитывать мнение общественной организации, представляющей их интересы. Вот, к примеру, если производится сброс воды, а на следующий год набор, то «куширь» и камыши будут разрастаться на прежнем месте, а это означает сомнительность подобных мероприятий. Надо не отметать это мнение, а искать лучший вариант решения всем вместе. Тем временем привычной нам всем рыбы почти уже нет, и чтобы восстановить численность, разновидности рыбных запасов, необходимо немалое время.

Хотелось бы получить ответ, где конкретно такая практика пошла на пользу у нас в крае, в России?
Станичники, жители близлежащих населенных пунктов, гости и те, кто приезжает порыбачить, поохотиться, могут рассказать массу интересных и хороших историй о рыбалке и охоте, связанных с положительными эмоциями, радостью, восторгом, азартом, потому что мы живем на этой земле, наши родители и прародители росли на берегах этой реки.

Поэтому обидно наблюдать за безразличием, уничтожающим Ею.
В 1977 году я с отцом ходил к реке порыбачить на удочку. Спуск был с улицы К.Маркса. Находясь на берегу, мы имели возможность наловить до 100 штук рыбы – сазана (400 – 600 г), а сколько его было в плавнях… В 1982 году на блесну в апреле – мае, стоя на том же берегу, ловили до 5 штук судака. А вот горькие воспоминания: в 1984 году «задушили рыбу» в шлюзах, посчитав, что ей еще не время нереститься. В 1988 году судака вовсе не пускали, хотя в реке вода была, но со стороны лимана сеткой-рабицей перегородили ему путь. И держали косяк в лимане. Наверное, руководство ЕЭХ лучше знает, когда нереститься рыбе и когда у нее проявляются природные инстинкты к нересту…

То температура не соответствует, то «воды нет» – товарищи, очень легко спорить с природой, когда всем вокруг закрывают глаза.
В 1980 году были сильные морозы, лед был до 45-50 см, большинство рыбы было задушено. Мы с друзьями пришли на лед напротив ул. Чкалова перед рекою, люди пилами, кто чем вырубали проруби, собирали рыбу руками, сачками. Но вот появилась в тот момент рыбинспекция, тут и началось самое интересное. Сотрудники стали изымать рыбу, все, кто находился на льду, старались убежать, покинуть это место, бросая снасти, хотя рыба была все равно обречена.

Летом 1980 года около моста (тогда он был еще деревянный) стоял водный велосипед, и на этой диковинке ребята плавали по очереди. В то время я еще был подростком, и мы с друзьями отправились на этом транспорте до ул. Чкалова. Перед глазами по сей день «стоит картина» – дно реки, устланное рыбными костями. Кто был во всем этом виноват – опять мороз? Тогда как рыбаков, считая браконьерами, можно оштрафовать и за 10, и за 5, и за одну рыбку, и …просто за нахождение в неположенном месте.

Уж лет десять, как в реке Ее замечали пеликанов, между шлюзами и Ейским Укреплением, а также в верхнем водоеме. Всегда было много утки, лебедя, крыжня своя гнездилась, и столько ее было, что охотники всегда были с трофеем. А чирков и лысухи на тот момент развелось – вообще не счесть сколько. Я состоял в обществе охотников в 1995 году и видел эту живность своими глазами. О тех временах любому охотнику есть что рассказать. На сегодняшний день, считаю, нужно выходить на уровень края, чтобы добиться отмены принятого в 2004 году решения об осушении нашей реки Еи.

Вероятно, зря мы затеяли этот разговор, может, речка давно в аренде или в частных руках, которые делают что хотят? «Нет дичи у нас, отправляйтесь в соседние районы – там все есть. И путевки имеются, а желаете на рыбалку – к вашей радости есть частные пруды, любой каприз – за ваши деньги! Если в речке есть много бесплатной рыбы, куда рыбаку поехать?! А вот 20 лет назад прилавки, что называется, «ломились» от рыбы, и приобрести ее могли позволить себе практически все граждане. А сейчас ее можно купить разве что у жителей станицы Староминской или замороженную за «недешево».

К нам в район на зимнюю рыбалку приезжают люди из других областей и городов. Не один раз поднимался вопрос об отлове мелкой тарани – менее 16 см, маточного поголовья. При ловле рыбы допускаемые размеры должен знать каждый рыбак, и не сомневайтесь, знает население, да только вот беда – на сотню пойманной рыбы попадаются лишь 5 – 10 соответствующих 16 см, вся остальная – мелкая. А домой хочется возвратиться с уловом. Я выходил на лед в различных местах: в районе села Николаевка, в Ейском Укреплении, поселке Щербиновском. Когда повезет, попадал на хороший улов, необязательно при этом находиться на шлюзах. А вот территория перед шлюзами была бы под охраной. Выделить это расстояние, очертив границы, можно, к примеру, выпиливая и выворачивая глыбы льда, и в дальнейшем обеспечивать охрану на водном транспорте.

Руководство ЕЭХ действительно чем-то помогло, если бы установили охранную зону для сохранения рыбы, ну, к примеру, 2 км в радиусе на расстоянии от шлюзов.
Уважаемые управленцы, просим не оставаться равнодушными к поднятой проблеме, а предпринять хоть какие-то меры. Надеемся на ваше понимание и желание сохранить реку Ею, которая не всегда была такой жалкой. Будем надеяться, что получим ответ на наши вопросы.

1+

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here